!
Добавить в избранное | Сделать стартовой
Автоспорт в 1920-40-е годы

Короткий «золотой век»

За время Первой мировой войны автоспорт в Европе сильно сдал свои позиции. Примером тому может служить Гран-при Французского автомобильного клуба в Ле-Мане (1921) – тогда американцы буквально подавили своим превосходством европейских гонщиков. Для восстановления сил Европе требовалось время.

Война явилась ужасным бедствием для всех стран, но, тем не менее, дала мощный толчок развитию технической мысли, что благотворно сказалось и на автоспорте. В результате преобразований и технических новшеств главенствующее место на европейских трассах заняла Италия, вытеснив американских конструкторов с Европейского континента.

В США разрабатывалась специальные машины для скоростных «спидвэев» – к примеру, появилась узкая и стремительная модель «Миллер-122». В Европе же концерн «FIAT» создал новый высокооборотный двигатель с верхним расположением распредвала и поставил его на легкое 805-е шасси. Такая машина могла развить скорость до 170 кмч.

Именно на ней в 1922 году Феличе Наззаро одержал безоговорочную победу на Гран-при Франции в Страсбурге, в ходе которого впервые в истории автоспорта состоялся так называемый массовый старт.

В 1923 году «FIAT» выпустил модель «805.405». Первый автомобиль Гран-при с компрессором наддува, разработанный в аэродинамической трубе. На Гран-при Франции эта модель уступила англичанам. Генри Сигрейв впервые в истории победил на машине «Sun Ray» («Солнечный луч»), которая по иронии судьбы была построена по образцу предыдущей модели «Фиата». После этого «FIAT» уже не проигрывал. Итальянцы Пьетро Бордино и Наззаро подтвердили свой класс.

Тем временем компания Alfa Romeo, обеспокоенная успехами соперников, выпустила в 1923 году модель P1. а затем, в 1924 году – P2. Машина великолепно проявила себя в Гран-при. В 1925 году она выиграла только что учрежденный чемпионат мира среди производителей и оставалась бы непобежденной, если бы не Антонио Аскари (сын которого Альберто в 50-е потрясет мир Формулы-1, выиграв первый титул для «Ferrari»).

Антонио был бесстрашным гонщиком, привыкшим действовать на пределе своих возможностей. И эта смелость в итоге погубила его – на французском Гран-при в Монтлери он задел ограждение, машина перевернулась несколько раз и Аскари-старший погиб. Этот случай не остановил Альберто, который вскоре стал заниматься автогонками.

«Золотой век» начала 20-х годов закончился так же внезапно, как и начался. Команда Alfa Romeo вышла из борьбы, сославшись на слишком большие затраты. Наступил 1926 год, а с ним и очередной, грандиозный экономический кризис. Великая депрессия в Америке больно ударила по многим сферам жизни: экономике, политике, социальному обеспечению. Автоспорт тем более погрузился в глубокий кризис.

Тацио Нуволари и другие легендарные гонщики

С началом Великой депрессии руководство автоспорта предприняло попытку ввести технические ограничения для машин с объемом двигателя 1,5 литра. После гибели Аскари-старшего и американских легенд: Реста, Мерфи и Бойера, вопросы безопасности гонок приобретали огромное значение.

В США местный автомобильный клуб ввел технический регламент для кузовных автомобилей, участвовавших в гонках в Индианаполисе. Сделано это было для привлечения производителей и оправдало себя в начале 30-х годов с окончанием Великой депрессии.

В Европе была похожая ситуация. Организаторы гонок привлекали первых попавшихся гонщиков, лишь бы на старте не было пусто. Сейчас трудно такое представить – пилоты бьются за право выступать в тех или иных соревнованиях. Возникают гонки так называемой «свободной формулы», которые предоставили независимым профессионалам идеальную возможность тренироваться.

Это была эпоха Акилле Вардзи, Луиса Шерона, Рудольфа Караччиолы и великого Тацио Нуволари. Эти гонщики шлифовали свое мастерство на классических трассах. Весьма популярными стали заезды на коварной трассе Тарга-Флорио в Сицилии и так называемая «Милле Милья» (1000 миль) – горная гонка по дорогам общественного пользования от Рима до Брешии и обратно.

В 1930 году на «Милле Милья» сразились друг с другом выступавшие за Alfa Romeo партнеры по команде Нуволари и Вардзи. Шел второй день гонки. Светало. Вардзи шел впереди, выигрывая у Нуволари три минуты в гонке. Вдруг Вардзи увидел на дороге свет от фар машины Нуволари, идущего позади. «Все, я проиграл», — подумал Вардзи. Но вдруг свет пропал и он посчитал, что Нуволари сошел с дистанции. Но миль за 30 до финиша его оглушил сигнал едущей сзади машины. Оказывается, Тацио все это время ехал вслед за Вардзи! По узким горным дорогам, где каждый вираж может оказаться последним, он двигался с выключенными фарами!

Нуволари пользовался в Италии героической славой. Вдохновенный, неподражаемый стиль его вождения полностью отражал страстную натуру этого гонщика. Вардзи же, напротив, отличался стальными нервами и хирургически точным поведением на трассе. Как-то сам Энцо Феррари сказал: «Да, Нуволари был легендой, но в лице Вардзи у него был достойный соперник, который в спокойствии и безупречности превосходил Тацио.

Все великие пилоты тех лет выступали за заводские команды тех стран, где родились или жили долгое время. Нуволари – за Alfa Romeo, Караччьола – за Mercedes, Широн – за Bugatti. И только Вардзи то и дело переходил из команды в команду в поисках «своей» машины.

На протяжении пяти лет, с конца 20-х и начала 30-х, никому не удавалось победить этих гонщиков. В 1932 году Нуволари и Караччьола в последний раз сразились на лучших машинах того времени — Alfa Romeo P3. Эта машина отличалась прекрасной управляемостью и почти ни разу не проигрывала.

Впрочем, господство P3 вскоре закончилось. Руководство Alfa Romeo заявило о выходе из соревнований, предоставив «Scuderia Ferrari» (которая тогда являлась спортивным отделением главного завода), выступать на старых машинах «Monza».

Фюрер становится фанатом автогонок

В январе 1933 года в Германии пришла к власти партия нацистов, возглавляемая Адольфом Гитлером. Новый канцлер Германии был рьяным поклонником автогонок. Он хотел использовать соревнования в качестве удобной платформы для пропаганды нацистских идей, а также выделил немалые деньги из казны на развитие автоспорта.

Минимальный вес автомобиля теперь был ограничен 750 кг, а государственные дотации распределили между собой Mercedes и Автомобильный союз. Германия была намерена добиться скорейшего прогресса в области технологий, в частности увеличения мощности и скорости автомобилей и, как следствие, повышения зрелищности соревнований.

Это произошло довольно быстро. Уже летом 1934 года модель Mercedes-W25 и болид «А», представленный Автомобильным союзом, не знали себе равных на трассе Авус (Берлин). Немецкая команда занимает доминирующее положение в автогонках. Ганс Штук (Авто-союз), несмотря на технические неполадки, побеждает на трассе «Нюрбургринг», а Манфред фон Браухич (Мерседес) в Айфельреннене.

Необходимость принять вызов, брошенный немецкой командой, острее всех осознавал итальянец Нуволари. Поскольку команда Mercedes уже была укомплектована (ее гонщиками стали Караччьола, Фаджиоли и фон Браухич), он обратился в Автомобильный союз с просьбой принять его в эту команду.

Ко всеобщему изумлению, Тацио отказали, подписав контракт с Вардзи. Тот неоднократно повторял, что не будет выступать в одной команде с Нуволари, хотя и очень уважает его как соперника. Штук тоже не горел желанием работать рядом с великим итальянским гонщиком, так как это могло повредить его репутации.

Одним словом, Нуволари пришлось вернуться к своим родным Ferrari и Alfa Romeo. Главные мечты его были о победе и в первую очередь над сильнейшими тогда немецкими гонщиками.

Знаменитые битвы 30-х годов

Команда Mercedes в середине 30-х прочно удерживала лидирующую позицию. Караччьола в 1935 году выиграл все самые важные гонки за звание чемпиона Европы. Все, кроме одной. Эта гонка проходила на пугающей своей сложностью легендарной трассе «Нюрбургринг», где 300 тысяч зрителей надеялись увидеть очередную победу своих любимцев.

В конце первого круга Alfa Romeo P3 Нуволари шел следом за идущим первым Караччьолой. К девятому кругу впереди него уже был новичок из Автомобильного союза Бернд Роземайер, а также Фаджиоли и Широн на Alfa Romeo. Нуволари же пришлось остановиться, чтобы заменить резину.

То, что произошло потом, не поддается никакому разумному объяснению. Раньше никто не видел столь блестящей борьбы в гонке и этот заезд в Нюрбурге вошел в историю автоспорта как уникальное событие. После четырехчасовой (!) борьбы на изнурительной, изобиловавшей подьемами и спусками трассе, находясь в безнадежном положении и имея в арсенале не самую быструю машину, итальянец сумел вырваться на второе место. В этом ему помог природный дар, да освежающий дождик, который свел на нет уверенную езду многих пилотов.

К последнему кругу Нуволари сократил свой разрыв до лидера (которым к тому времени стал фон Браухич на Mercedes) до 45 секунд, а остальных соперников опережал более чем на минуту. Времени догнать и попробовать атаковать лидера уже не оставалось.

И тут судьба преподнесла Тацио подарок – у Браухича неожиданно взорвалось колесо! На глазах у онемевших от такого поворота событий немецких болельщиков итальянец первым приходит в финишу! Мастерство пилота + везение в нужный момент помогли Нуволари обставить гораздо более сильных соперников.

Конечно, победа Тацио была только досадным уколом престижу немецкого автоспорта, ведь Mercedes праздновал победу как в личном (Караччьола), так и в неофициальном командном зачете. Но уже следующий год Автомобильный союз потеснил их с первой позиции. Звание чемпиона Европы перешло к бывшему асу мотоспорта Роземайеру, в распоряжении которого был улучшенный болид «B».

Роземайер был воплощением гитлеровского идеала истинного арийца – красивый блондин, способный на подвиг во имя своей страны. «Бернд буквально не знает страха, а это не всегда хорошо», — так прокомментировал свое поражение от немца Караччьола. – «Мы, коллеги-гонщики, любящие скорость, боимся за него каждый раз, когда он выходит на трассу. Честно говоря, я не думаю, что он долго проживет».

Как ни печально, но он оказался прав. В 1938 году при попытке установить новый рекорд скорости Роземайер погиб. Его в команде, наконец, заменил Нуволари, но не смог помешать Караччьоле в третий раз за четыре года завоевать титул чемпиона Европы.

Не всегда гонщики, которых выбирали как идеальное средство для пропаганды, оправдывали надежды, на них возложенные. После одной гонки, где Роземайера в очередной раз за счет более разумного пилотажа обставил Караччьола, немец выкинул шутку, запомнившуюся надолго.

Адольф Хунляйн, назначенный Гитлером курировать автоспорт, убежденный нацист, скрипя сердце вручал победителю приз в виде фигурки богини скорости. Когда Хунляйн повернулся к зрителям спиной, Роземайер, куривший сигарету, вынул ее изо рта и воткнул ее Адольфу пониже спины. Толпа засмеялась, нацист резко обернулся, но гонщик уже вновь невозмутимо курил, изображая невинную улыбку. Говорят, Хунляйн бросился с жалобой фюреру, но его осадили, сказав, что героям немецкого автоспорта может все сходить с рук.

На подступах к Формуле-1

Вторая мировая война, понятное дело, поставила крест на проведении всех европейских соревнований. Но прошло совсем немного времени и люди вновь возобновили автоспорт. Вот только о господстве Германии на гоночных трассах уже не было речи. В 1947 году технические характеристики болидов были в очередной раз пересмотрены, а правила проведения чемпионатов претерпели изменения. В 1948 году вновь прошли гонки в Европе. Этот год стал поворотным с истории автоспорта.

Нуволари в последний раз блеснул в гонке «1000 миль». Ему было 56 (!) лет, ядовитые выхлопы за долгие годы выступлений разрушили его здоровье, повредили легкие и его мучил кашель с кровью. Однако все это не мешало Тацио оставаться мастером, способным держать удар и одолевать молодых соперников. Его жизнь завершилась в стиле гонщика-легенды тех опасных времен – итальянец разбился на трассе в Парме. Неисправные тормоза на Alfa Romeo лишили мир величайшего пилота.

Спустя несколько месяцев на швейцарском Гран-при в Берне во время тренировочного заезда на мокрой трассе погиб Вардзи. А 1948 год явил миру малоизвестного гонщика из Аргентины, впервые победившего на европейском этапе в По. Это был Хуан-Мануэль Фанхио. Проведение первого чемпионата мира было не за горами, и перед мировым автоспортом открывались новые дали.